Кармиэль-Хайфа-Родос и назад

Путевыe заметки

Ну, вот и позади три дня морского путешествия, которое мы провели с внуками во время их каникул.

Для тех, кому это интересно — ниже короткие путевые заметки о нём.

А для начала расскажу о составе команды, которая встретила нас на борту.

Оказалось, что судно это, отправлявшееся из израильского порта Хайфа в круиз с заходом на греческие острова Родос и Санторини, приписано к Панаме.

А капитан корабля и вся команда – механики, матросы, администраторы – из Одессы-мамы.

НА ПАРОХОДЕ МУЗЫКА ИГРАЛА

Продолжив искать украинские корни в экипаже, мы узнали, что две танцовщицы также «наши». Ульяна из Украины, Ксения из Белоруссии.

И только оркестр и один из солистов из братской Румынии.

Дальше, ещё интереснее. Вся кухня – повара, официанты, уборщики из Филлипин. Был, правда, замечен с пылесосом и один индус.

— А кто же из Израиля? – спросите вы.

Как говорили в той же Одессе, вы будете смеяться, но израильтяне тоже встречались иногда.

И один из них как раз тот самый, в задачу которого входило смешить всю дорогу пассажиров. Профессия эта называется на иврите «бадран», или попросту конферансье. Наш бадран был с редкой в здешних широтах фамилией Рабинович.

Были ещё работники-израильтяне в плавучем «Дюти фри».

Но их бы я не считал. Ибо они как раз и проявляли не самые лучшие черты национального характера.

Были не слишком доброжелательны, не слишком точны в расчётах. Нас, например, благополучно обсчитали на пол десятка евро. Сумма небольшая, но важен принцип.

Потом, правда, извинились, но возвращать «обсчёт» отказались, потому как плачено было кредиткой. Пришлось снова искать, чего бы ненужного купить, чтобы пятёрочку включили в сумму. Точнее, выключили из неё.

Но давайте о хорошем. Хорошей была погода. Обошлось без шторма, без дождя. Солнце и прохлада в тени, бассейн на палубе, на ней же музыка, развлечения и море без конца и без края располагали к хорошему настроению.

Кстати, четвёрка танцовщиц, двое из которых были названы, работали весьма профессионально и разнообразно, чередуя программы, меняя костюмы и не впадая в пошлость, что было важно, так как среди отдыхающих треть была детско-юношеского возраста. Как-никак, каникулы на дворе.

Вернёмся к ведущему.

Рабинович наш вполне харизматичная личность, немного похож на Михаила Водяного в молодости. Хотя, конечно, никогда о нём не слышал.

Всё бы хорошо в его манере ведения, когда бы не удручало немного однообразие.

За все дни, «прокатывая» двухчасовое шоу дважды в день, он ни разу не изменил ни одного слова в своём конферансе, ни одной шутки.

И даже повторялось на каждом вечернем представлении обращение в зал к кому-то наугад выбранному:

— Ты уже второй раз сегодня смотришь. Ну конечно, платить ведь не надо!

Платить и в самом деле не надо, но пожалеть этого «халявщика», а в его роли были все зрители, стоило.

Но простим ему – ведь не зря бытует поговорка – не стреляйте в пианиста, он играет как умеет. Кстати, румынский пианист, который играл и на многих других инструментах, был виртуоз.

Так что поговорка не о нём.

ОТБОР ДЕНЕГ

Во время плавания пассажиры встретились с несколькими способами законного отъёма денег у трудящихся. Ну, первый способ посредством казино – не совсем законный в самом Израиле – в нейтральных водах широко распространён. И потому не будем слишком строги.

У кого были лишние денежки, те их благополучно просадили. У кого лишних не было, но было желание испытать судьбу, оставили свои пять-десять долларов в ненасытной пасти однорукого бандита.

И унесли подальше от этой буржуйской забавы свои кошельки, дабы осталось что-то и на выход на острова.

Были и ещё другие способы. Скажем – один из них: делать деньги из воды. На корабль нельзя было проносить воду в бутылках.

Думаете, как на самолёт. В целях безопасности? Зря так думаете.

Нет, совсем в других целях — в целях чтобы вы покупали воду в баре.

А цена на воду в баре такая, как будто некий экстрасенс типа Чумака зарядил её, и она стала не простой, а золотой. То есть, по цене так и получилось без всякой зарядки.

Конечно, кое-кому удалось партизански пронести пару-другую бутылок. Но принцип от этого не поменялся. И когда люди выходили на берег, перед выходом стояли запотевшие бутылочки минеральной.

И если кто-то брал себе одну или две в дорогу, записывали номер его каюты, и в регистратуре с его счета снимались денежки.

С этим же далёким расчётом кофе и чай в ресторане выдавались только на завтрак. А на обед и ужин такой опции не было.

Хотите чай-кофе (а заодно и «потанцуем»), пожалуйте в бар, заплатите и пейте хоть лопните.

Ещё один способ – так называемое «Бинго». В большом зале, куда набивалась масса народу, продавались карточки с цифирьками.

Одна стоила двадцать шекелей, три сорок. В течение часа разыгрывалась интрига с выкрикиваемыми Рабиновичем номерами. Потом у кого-то одного получался так называемый «икс», и ему вручался конверт с деньгами. Разумеется, не со всеми, которые были собраны в зале.

Остальные, видимо, пойдут на благотворительность.

А ПОТОМУ ЧТО У МАНЬКИ ИМЕНИНЫ

В первый же вечер все были приятно удивлены, когда перед началом шоу Рабинович пригласил на сцену некоего стеснительного юношу и сообщил, что у него сегодня день рождения, и музыканты хотят поздравить его. Музыканты сыграли коротко что-то наподобие туша.

Затем через весь зал прошла на сцену официантка с тортом и горевшими на нём свечками, количеством, видимо, соответствовашими возрасту юноши.

Юноша поблагодарил за внимание и отправился с торотом в руках на своё место.

Пассажиры переглянулись – надо же, какое внимание команды, проверили по паспортам, кто именинник, и вот поздравили.

Трогательно.

На следующий вечер история с днём рождения повторилась. Но, как известно, история иногда повторяется в виде фарса.

Вечер был посвящён греческим традициям и назывался «Таверна». На сцене поставили два столика, за одним сели артисты. За другой пригласили пару человек из публики. Один из них, мужественного вида гражданин (ну прямо артист Алескей Булдаков из «Особенностей национальной охоты» — да простится мне второе актёрское сравнение) выбрался на сцену и сообщил:

— А у меня сегодня день рождения.

— В самом деле? – недоверчиво спросил Рабинович.

— В самом, в самом, — подтвердил именинник и показал в зал, как бы прося подтверждения оттуда. И с места, где сидела его кампания, раздалось дружное: «Хеппи бёздей, Шмулик!» (Имя я изменил, конечно)

— Да, ситуация, — с наигранным глубокомыслием изрёк Рабинович. – Что же делать, что же делать!? Придумал, — стукнул он себя ладонью в лоб.

Выскочил за кулисы и, вернувшись, напялил на макушку Шмулику венок с фатой. Именинник снял венок, посмотрел на него брезгливо и отложил в сторону.

— А как насчёт торта? – осторожно спросил он.

— А насчёт торта что я тебе скажу! Если бы твои близкие не пожмотились и заказали его для тебя заранее, мы бы сейчас тебе его под музыку с удовольствием вручили. А так – извини. Можем только пожелать тебе «мазаль тов»!

И публика, как и в первый раз, опять переглянулась понимающе. Так вот оно как – внимание команды тут ни при чём было и с первым именинником.

И то правда.

Именинников на таком корабле может оказаться много. А пряников сладких всегда не хватает на всех.

О ПТИЧКЕ И НЕ ТОЛЬКО

И чем же закончить эти заметки? Читатель скажет – короче, Склифософский! Доволен ты круизом?

Ну, если уж совсем коротко – доволен. А если не совсем коротко – не зря же говорят, что человек такая скотина, которая всегда недовольна. И когда ей делают пакости, и когда ей делают хорошо.

Поэтому и ворчание автора ты уж, читатель, прими снисходительно и спиши на не самые лучшие качества человеческой натуры.

Ведь если посмотреть со стороны, сто человек крутились как белки в колесе, чтобы накормить, напоить, убрать за тобой, насвинячившим и в столовой и в номерах.

Капитан, штурман, боцман, механики и матросы делали всё, чтобы провести корабль по курсу, не налететь на рифы, не столкнутся со встречными айсбергами, причалить и отчалить в нужных местах в нужное время.

А «аниматоры» (так называют девочек, набранных для оживляжа обстановки) от всей души старались развлечь и молодых, и не очень. И общаться с ними на разных языках.

А пассажиры собрались со всех концов света. Была группа из Мексики (кстати, главный приз в 2Бинго» в триста долларов выиграл как раз житель Мехико-сити), группа из Южной Африки, из других менее экзотичных мест. Ну, и, разумеется, много русско и нерусскоязычных израильтян.

Среди отдыхающих была встречена широко известная в Израиле Клара Эльберт, директор Иерусалимской русской библиотеки.

От неё мы узнали, что библиотека, о закрытии которой в своё время было много шума, переехала в новое здание и проводит много встреч с самыми знаменитыми писателями и поэтами.

Нас тоже пригласили побывать.

Жаль, не ближний свет с нашего Севера в сторону южную.

Поскольку всё происходило в праздники, трое ортодоксальных евреев, оказавшихся в группе, приспособили судовую библиотеку под синагогу и молились там в шабат.

И вся эта разнообразная публика в целом осталась довольна.

Я познакомился с одним из жителей Ришон Ле-Циона, который на этом корабле ездит с женой и дочерью каждый год. И традиции изменять не собирается.

И еще пару слово о птичке.

Очень трогательная деталь – живёт на корабле синичка, которая смело садится на поручни возле пассажиров. И даже не боится приземляться на спинки стульев, на которых сидят пассажиры.

Очень милая безбилетница.

Но такая юркая, что сфотографировать её оказалось трудно.

Вот так живёт она на корабле.

И не ворчит, не в пример автору этих заметок.

И ещё один вывод, сделанный нами в путешествии.

Оказывается, так важно почувствовать, что на земле (точнее, на воде) есть ещё уголок, где можно пожить несколько дней без интернета, без телевизора, без трезвонящего всё время мобильного телефона – и не пропасть.

И это замечательно.

Леонид Сорока

Ниже несколько снимков с корабля.

Check Also

Концерт в хостеле

Актовый зал кармиэльского хостеля часто собирает жителей на различные торжественные мероприятия. 9 мая здесь состоялся …

  • RSS