Александр Мальцев: «В НХЛ мне предлагали четыре миллиона!»

В 430-м номере газеты «Глобус-Спорт» было опубликовано интервью с замечательным хоккеистом Александром Мальцевым.
Автор этого интервью, в прошлом кировский журналист Борис Коломенский (на фото слева ниже), сейчас живёт в Кармиэле.
Но, как видим, продолжает сотрудничать со спортивной прессой.

Публикуем интервью в сокращённом виде.
Не сомневаемся, что среди наших читателей тоже имеются хоккейные болельщики.

«Нельзя верить ни одному движению Мальцева — обманет” — так отзывался о его феноменальной игре знаменитый финский вратарь Йорма.

Александр Николаевич Мальцев родился 20 апреля 1949 года в Кирово-Чепецке Кировской области. Заслуженный мастер спорта.
В 1967-1983 годах — нападающий хоккейного клуба «Динамо” (Москва). 9 раз становился чемпионом мира и дважды олимпийским чемпионом. В 1970, 1972 и 1981 годах признавался лучшим форвардом чемпионатов мира и Европы.
В 1970, 1971, 1978 годах входил в символическую сборную мира как правый край нападения, а в 1972 и 1981 годах — как центральный форвард.
Провел 529 матчей в чемпионатах СССР, записав на свой счет 329 шайб.
Является абсолютным рекордсменом сборной СССР: провел 321 матч, забросив 213 шайб.
В 1999-м году включен в Зал Славы ИИХФ.
Награжден орденами Почета, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, «Знак Почета”, двумя медалями «За трудовую доблесть”.
…Есть в Кировской области город Кирово-Чепецк — один из центров оборонной химической промышленности. На протяжении многих десятков лет он был, что называется, «закрытым городом». Быть может, именно поэтому здесь стали особое внимание уделять здоровью и здоровому образу жизни и, следовательно, занятиям спортом. Десятки хоккейных коробок появились во дворах.
Среди тех, кто вырос здесь и и ушел в разные годы в большой хоккей вратари, олимпийские чемпионы В. Мышкин, А. Трефилов, заслуженный тренер России В. Крикунов, заслуженный тренер Латвии Д. Береснев, а также такие известные мастера спорта международного класса, как В.Паюсов, А. Попугаев, Я. Рылов… Список этот можно продолжить.
И все же, несомненно, особняком в этой когорте стоит Мальцев… С Александром я знаком давно, можно сказать, очень давно. Еще с той поры, когда до меня, тогда совсем молодого журналиста дошла информация, что не за тридевять земель, а совсем рядом, в юношеской кирово-чепецкой команде «Олимпия» подрастает весьма перспективный, если не вообще выдающийся для своего возраста, игрок. Было это в конце 60-х.
Так что когда более чем через десятилетие я позвонил Александру Николаевичу уже в столицу, он сразу заметил: «Да я вас очень хорошо помню, еще со времени, когда вы писали в областной «молодежке» обо мне.»
Вскоре мы с ним встретились в «сталинской» московской квартире, оставленной чете Мальцевых родителями его жены Сусанны. Отец её был влиятельным государственным чиновником, мать ведущей балериной Большого театра. Разговаривали, пили кофе, закусывая конфетами. А Сусанна, в ту пору солистка хореографического ансамбля «Березка”, говорила мне, что не хотела бы, чтобы их сын стал хоккеистом.

А через день я пришел во Дворец спорта на игру столичного «Динамо” с ЦСКА. Билетов, конечно, не было и в помине. Уже без особой надежды подошел к одному из контролеров, сказал, как посоветовал Александр: «Я из Кирово-Чепецка, к Мальцеву”. И услышал неожиданное: “Проходите, игра уже начинается. Сейчас вас проведут на место”.
«Да, заметил тогда Александр, — у нас там знали: если из Кирово-Чепецка — пропускать безоговорочно, это было как пароль.»
…С тех пор утекло много воды. Мы периодически созванивались, иногда мимолетно виделись на каких-то официальных торжественных мероприятиях. Но так получилось, что только спустя три с лишним десятилетия состоялось новое интервью с выдающимся хоккеистом.
— Александр, в большом хоккее вы уже прожили большую жизнь. Изменилось ли с годами ваше восприятие игры?
— Когда ещё играл за юношескую команду “Олимпия”, честно говоря, думал: все будет гораздо легче. О большом хоккее, о том, что буду на одной площадке с Фирсовым, Давыдовым, всерьез и не мечтал.
Мои планы были гораздо прозаичнее — выступить за родной клуб, радовать своей игрой местных болельщиков. Не вам мне рассказывать, какой тогда был высокий авторитет у “Олимпии», какой ажиотаж был на её матчах. И попасть в команду, выступать за нее — о, это что-то значило. И могу сказать: был действительно счастлив и горд тем, что выступаю за “Олимпию», что приношу пользу команде.
Я же лет с 15-16 в большом хоккее. В родном Кирово-Чепецке до меня никто не пробовал силы в высшей лиге, и поэтому когда пригласили поначалу в воскресенский «Химик» только и было восторженных разговоров в ту пору среди болельщиков.
В московском же “Динамо», в сборной СССР, действительно, всё было по-другому. И на первых порах приходилось очень тяжко. Но благодаря закалке, приобретенной в “Олимпии», научился не отступать перед трудностями. Из тех лет я вынес, пожалуй, главное — чувство большой ответственности.
— Еще в юношеской «Олимпии» у вас отмечали мощный, уникальный кистевой бросок… Долго отрабатывали его?
— Почти не отрабатывал. Он практически сразу получался у меня. Это, как говорится, было дано от бога.
— У вас же и два брата из четырех тоже играли в хоккей.
— И в целом очень неплохо. Выступали за «Олимпию». Считались перспективными. Сергей так вообще в середине 70-х играл со мной в «Динамо». Но где-то не хватило характера, самоотдачи, если хотите — самопожертвования. Где-то помешали травмы, где-то просто не везло. А в сумме — дальше дело не пошло, и что тут рассуждать.
— Ваш дебют в высшей лиге, кажется, состоялся в Новосибирске?
— Да, именно там я вышел на свой первый матч в составе столичного “Динамо». Волновался — не передать словами. Обрести уверенность мне тогда помогли такие замечательные мастера, как Виталий Давыдов, Станислав Петухов. Их поддержка, если хотите, наставничество в ту пору для меня очень много значили.
—А дебют в сборной СССР?
— Он состоялся в сезоне 1969 года, когда меня взяли в турне по Канаде. Тогда меня выпустили на замену. Игра моя, кажется, тренерам понравилась. Вот с той поры я и стал игроком сборной.
— Помнится, вас Бесков приглашал в футбольное «Динамо».
— Бесков увидел меня в Новогорске, где наша хоккейная команда играла в футбол с динамовским дублем. Футбол для меня всегда был одним из самых любимых видов спорта. Мне было тогда 18. Хотя моя игра Бескову и понравилась, но все это было, конечно, несерьезно.
— С кем из тренеров сборной СССР лучше всего работалось?
— Без сомнения, с Чернышевым и Тарасовым. Оба — незаурядные личности. Меня всегда поражало не только глубокое знание этими специалистами хоккейных премудростей, но и их интеллигентность, духовное богатство. Согласитесь, в значительной мере все это отражалось и на игре сборной СССР.
— Вас, в своё время увидел в составе как раз воскресенской команды, работавший в ту пору ассистентом у Чернышева Тихонов, настоятельно посоветовавший ему не упустить талантливого хоккеиста.
— Было и такое. Но с тем же Тихоновым и еще Юрзиновым, у меня, да и не только у меня, а, например, у Харламова и ряда других высококлассных хоккеистов сложились, мягко говоря, далеко не самые лучшие отношения. Тихонов, возглавив ЦСКА, сразу заявил: «Мне звезды не нужны!» Да и Юрзинов, будучи» в «Динамо», твердил то же самое, мол, мне ни к чему ни Мальцев, ни Васильев.» Но Тихонов на том не успокоился: «У меня эта тройка никогда играть не будет!»
— Имеется в виду Петров, Михайлов и Харламов?
— Естественно. Затем ещё, словно этакий приговор: «Харламов запросто может спиться, а эти двое вообще для меня — не игроки». Оба оказались в прямом смысле диктаторами. А с хоккеистами такого уровня это недопустимо.
— И все-таки, в основном вам везло с тренерами?

— Действительно, в основном это были люди, проявлявшие по отношению ко мне большую человеческую заботу. И первый из них — Николай Поляков, преподавший мне азы хоккейного мастерства. Да, в те годы, в Кирово-Чепецке была довольно сильная команда «Олимпия», которой руководил Владимир Аксёнов.
Всякое у меня. конечно, случалось. Как говорится, не без греха. Как-то умудрился проспать начало очередного матча. Представляете, я сны рядом с катком вижу — а ребята проигрывают после первого периода — 0:2. Успел-таки на игру. Ну и шесть безответных шайб мы уже вместе забросили… Потом — судьба распорядилась, что я попал к Аркадию Чернышеву — человеку большого ума, такта и души.
— Вы очень часто играли в чемпионатах без постоянных партнеров.
— А что толку жаловаться на их частую смену. Кстати, еще неизвестно, хорошо или плохо играть не имея «своей» тройки. Считаю, мне посчастливилось играть рядом со многими замечательными мастерами — учиться у них. Ведь игра есть игра, и времени на всё остальное в обрез. Если же отношения еще начнёшь выяснять: не так отдал пас, да не так принял — считай всё пропало.
—Самый счастливый чемпионат мира…
— По-моему, каждый победный — счастливый. Но особенно запомнился чемпионат 1969-го. Может, потому, что и для меня, и для Петрова, Харламова, Михайлова, Лутченко он был первым. А всего в состав сборной взяли тогда шесть новичков. Большой это был риск. Но благодаря нашей сплоченности и самоотдаче он оправдался. Наша сборная победила.
— За все годы спортивной карьеры вам так и не удалось стать чемпионом СССР в составе «Динамо».
— Дело в том, что меня часто преследовали травмы, и мне не удавалось тот или иной сезон провести до конца. Но и все-таки тогда был очень высок уровень чемпионата, уровень отечественного хоккея.
— Вас действительно, очень часто буквально преследовали травмы. Что это было — невезение, или таков уж современный хоккей?
— Пожалуй, и то и другое. До 1976 года травмы обходили меня стороной. А потом буквально посыпались. Каждый сезон. Были и серьёзные. В 1978 на тренировке шайба врезалась в спину и — осколочный перелом третьего шейного позвонка. Мгновенно потерял сознание. Очнулся же только в Боткинской больнице.
Мое пребывание в хоккее вообще было под большим вопросом. Но, пожалуй, самым трудным была даже не физическая боль, и одолевавшие сомнения, а необходимость все начинать сначала, стремление, наверстать упущенное, так, чтобы зрители и соперники поскорей забыли о моём долгом отсутствии на льду.

— Вам и Харламову предлагали чуть ли не сбежать в НХЛ?
— Было такое. А также предлагали Якушеву с Третьяком. Все держалось в глубочайшей тайне. Контракт мне предложили невероятный.
— Если не секрет, какой?
— Четыре с половиной миллиона!
— И что ответили?
— Ответил: «Если останусь — народ не поймет».
— Когда спортсмен становится настоящей личностью?
— Понимаете, тот, кто стремится к высокой цели, не может позволить себе передышки.
Потому что должен рассчитывать только на себя, на своё мастерство, да плюс на поддержку товарищей. Никакие иные, тем более окольные пути, никакие «высокие знакомства» и блат не спасут.
Потому что всегда — на виду миллионов, перед которыми держишь экзамен. И прошлые заслуги не считаются. Такова, быть может и жёсткая, и если хотите, жестокая, но справедливая логика и правда в большом спорте и в данном случае — хоккее. Не скрою, был и у меня период, так называемого «зазвезденья», возомнил о себе. Сейчас вспоминаю о том, пусть и очень коротком времени, как о страшном сне …
— Вы все годы были верны московскому “Динамо», хотя получали приглашения перейти в другие элитные столичные клубы.
— И мысли даже не было, чтобы поменять “Динамо» на другую команду. Считаю главным: бросить клуб, где тебя воспитали, где ты состоялся как хоккеист, — вот что было бы подло.
— Поговорим о заброшенных шайбах, ведь Мальцев является рекордсменом сборной СССР.
— Никогда особо не интересовался, сколько числится за мной голов или голевых передач, не увлекался статистикой. Важнее было то, какая обстановка складывалась в команде, наше умение выходить из трудных ситуаций, какой получился рисунок игры. Истинное удовольствие испытывал, когда удавалось кому-то создать идеальные условия для голевого броска.
Что же до шайб, то в памяти, скорее те, которые не забросил. Вот как случилось в 1981 году на чемпионате мира в ФРГ, когда сыграли вничью с командой Чехословакии. Я за две с половиной минуты до конца выкатился с правого края один на один с вратарем. Бросил — он отбил шайбу.

Можно было успеть его обвести, но не рискнул, поскольку играл тогда на обезболивающих уколах, действие которых к концу матча очень ослабло…. Но все равно, досадовал на себя.
— Кого считаете лучшими в советском хоккее?
— Для меня были и остаются выдающимися мастерами Анатолий Фирсов, Валерий Харламов, Сергей Макаров.
— А в зарубежном?
— На мой взгляд, незаурядную игру демонстрировали Лефлер, Бобби Орр, Бобби Халл.
— Вернемся лет так на 30 назад. В те времена в вашем родном Кирово-Чепецке едва ли не в каждом дворе стояли хоккейные коробки и жизнь на них кипела. И столько мальчишек потом приходило в хоккейные секции.
— В Кирово-Чепецке всегда были и есть замечательные, профессиональные тренеры, умеющие воспитывать высококлассных игроков. Но после развала в 90-е, в стране вообще осталось очень мало настоящих детских тренеров.
Мы теряем свою, российскую школу хоккея. Молодые тренеры уходят в бизнес, куда угодно. И до тех пор, пока не будет должного отношения, пока не будет отлажена работа в детско-юношеском хоккее, не появится хороший резерв из числа воспитанников хоккейной школы, на что-то существенное рассчитывать не приходится.
Сильная школа — сильная команда. Вот о чем не надо забывать. А тем временем — ставки во многих ведущих клубах — на зарубежных легионеров.
— Как относитесь к чемпионату КХЛ?
— Что ни делается, к лучшему. Во всяком случае, хоккею в России это сослужило огромную пользу, а то уж совсем затухал.
— Бытует мнение, в частности, так считает Владислав Третьяк — нужно и дальше сокращать лимит на легионеров в КХЛ.
— Полностью согласен. Потому что у нас всё с ног на голову. Приглашаем иностранца в Россию, чтобы дать ему возможность заработать максимально больше денег. А своих ребят в итоге губим.
Убежден, у нас есть молодежь, и ей нужно давать шанс. А что сейчас? Ни про одного перспективного хоккеиста твёрдо нельзя сказать, поедет он точно на Олимпиаду в Сочи в составе национальной команды, или нет.
Должна происходить постепенная смена поколений. Радуюсь тому, что главный тренер сборной России Зинэтула Билялетдинов несмотря ни на что просматривает парней на этапах Евротура. Как бы ни выступили, главное, ребята понюхают пороху. Если пристальней посмотреть, какого уровня легионеры к нам приезжают — самого среднего. У них немногому можно научиться.
— Если не секрет, какую получаете пенсию?
— 30 тысяч. Плюс получаю олимпийскую стипендию -32 тысячи. 15 — от родной Кировской области. И поскольку я почетный гражданин Кирово-Чепецка еще 7 тысяч получаю. .
— Несколько лет назад вы пережили тяжелое горе — смерть любимой жены Сусанны.
— Мне и сегодня очень тяжело говорить о том. Это случилось за полгода до моего 60-летнего юбилея. Она была и замечательной, и, без преувеличения, уникальной женой и матерью.
Если бы не её поддержка в разные годы, не знаю, что со мной было бы. Раковую опухоль обнаружили слишком поздно. В те дни мы готовились к 35-й годовщине свадьбы собирались отметить в ресторане. И столик уже заказали. Но не судьба: накануне ночью Сусанна умерла.
— За плечами у вас несколько хоккейных эпох. И, поэтому, наверное, можете предсказать, каким вам видится хоккей будущего.
— В большом хоккее очень велико влияние канадцев. Поэтому с каждым годом игра становится быстрей и жестче, иногда быть может, и слишком жесткой. Эта тенденция сохранится.
Но все равно хотелось бы пожелать нынешним и будущим хоккеистам, чтобы не забывали о красоте хоккея. Той красоте, которая неотделима от результата….
— Какова сейчас ваша хоккейная жизнь?
— С хоккеем не расстаюсь. Являюсь советником хоккейного клуба и вице-президентом ветеранского клуба “Динамо». Сам во внутренние дела главной команды особо не вмешиваюсь, но если обращаются с просьбой, что-то подсказать, с удовольствием делаю это.
Ну и, естественно, помогаю бывшим игрокам команды решать их различные проблемы и продлить их хоккейную молодость.
— Ваш сын все же не пошел по стопам отца. Как сложилась его судьба?
— Саша работал в одной из фирм по компьютерам. Но теперь занимается бизнесом. Растет у него дочка. Ей 9 лет, пошла по стопам жены и тещи, кстати, ее тоже звали Сусанна, в свое время одной из ведущих балерин Большого театра, отдавшей сцене около 30 лет. И внучка увлечена балетом, уже дважды побеждала в международных конкурсах — в Италии и Мексике.
Вот такая радость для меня уже в должности деда.

Беседовал с выдающимся хоккеистом Борис Коломенский

Check Also

Шанс для ваших детей

Дорогие друзья, я певица и композитор Лана Соколова. Несколько поколений детей участвовало в разных моих …

  • RSS