Презентация романа Александра Нудельмана

Вчера в аудиториуме муниципалитета прошла презентация романа Александра Нудельмана «След кровавый стелется…».

SAS-A-NUDEL-4

Автор – известный врач-ортопед. Но в последние годы он занялся литературной деятельностью, не оставляя медицинскую.

Зал был полон.

SASA-A-NUDEL-zal

Поздравить с выходом первых семи томов этого романа-эпопеи пришли его коллеги, друзья-литераторы. Поздравила и.о.мэра Рина Гринберг.

НИЖЕ ОТЧЁТ С ВЕЧЕРА, КОТОРЫЙ ПРИСЛАЛ В РЕДАКЦИЮ ЖУРНАЛИСТ ИГОРЬ ЖОРДАН

Вечер, который состоялся в зале муниципалитета Кармиэля 10 сентября, больше всего напоминал торжественное чествование юбиляра. Зал был набит битком, в президиум несли цветы, речь произнесла вице-мэр Рина Гринберг.

Однако никакая круглая дата не отмечалась.

Просто кармиэльский писатель Александр Нудельман представил публике свое сочинение, и это вызвало такой интерес, что торжественно-праздничная атмосфера оказалась подготовленной ожиданиями самих читателей. Кстати, возможно мы еще долго не имели бы возможности узнать, над чем работает Александр Нудельман, если бы мэрия ни убедила его выйти из затворничества и встретиться с читателями.

Вообще говоря, автора трудно назвать затворником по жизни: Александр — известный врач-ортопед, работает в больнице Пория в Тверии.

Впрочем, Нудельман-писатель и Нудельман-врач предпочитают существовать порознь: во всяком случае, перед началом встречи герой дня просил, чтобы в ходе собрания не вспоминали про его медицинскую ипостась. Не знаю, на что рассчитывал Александр, но соблюсти это правило мало кому удавалось.

SAS-Z-A-NUDEL-S

Все-таки писатели-врачи заняли выдающееся место в русскоязычной литературе: Антон Чехов, Викентий Вересаев, Михаил Булгаков, Василий Аксенов, Аркадий Арканов, Григорий Горин, Сергей Лукьяненко, Марк Поповский, — если называть только самых известных. Так что забыть об этом было непросто, и даже сам автор признался, что эпизод его романа, точнее, надгробная речь на могиле одного из персонажей — это речь, которую автор собирался произнести  над могилой погибшего коллеги-врача Игоря Ротштейна, погибшего во время Второй Ливанской войны в августе 2006 года во время исполнения своего долга на поле боя. 

На той церемонии Александр так и не получил слова, зато смог вписать в свою книгу.

Эту деталь можно было бы и не вспоминать, если бы за ней ни стояла драматическая история, о которой рассказал еще один кармиэльский врач-писатель Ян Каганов в своем литературном дневнике.

Александру показалось, что служебной пятиминутки, посвященной памяти погибшего, маловато, и он решил увековечить его память. Александр терпеливо и настойчиво преодолел все препоны бюрократического сопротивления и добился открытия памятника Игорю Ротштейну на территории больницы.

Однако вернемся к самому вечеру и презентации… романа. Впрочем,  трудно назвать просто романом сагу, охватывающую без малого тридцатилетний период: и конец первой русской революции, и Первую мировую войну, и войну Гражданскую, и нэп, и Голодомор. Эту сагу, действие которой, начинается в 1908 году и которая должна закончиться в 1935 году, автор назвал «След кровавый стелется…». Почему «должна закончиться»? — Потому что пока написаны и опубликованы первые 9 томов саги, предстоит дописать и опубликовать еще 7 или 8 томов.

На вечере выступали известный врач, профессор, заведующий отделением больницы в Цфате Александр Лернер, стихотворный реверанс автору, оперировавшего его жену, сделал Борис Шапиро.

SAS-A-NUDEL-LERNER

Были номера музыкальные, драматические и виртуальное — видеозапись приветствия коллеги.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Но поговорим о книге.

Действие романа начинается в небольшом украинском городке Коростень — родном городе автора. Нудельман всегда интересовался его историей, знает многие обстоятельства не понаслышке. Вокруг Коростеня вьются, отходят в сторону и к нему же и возвращаются судьбы героев, принадлежащих нескольким семьям: еврейским, русским, украинским. Неторопливое повествование прослеживает,  как переплетаются их пути, как история их разводит и сводит снова.

Одна из самых знаменитых сцен эпопеи, которая рассказывает о чудовищном погроме, устроенном петлюровцами в Проскурове и унесшем жизни 4000 евреев, опубликована в интернете.

В своем вступительном слове Илья Каган, заведующий кафедрой английского языка колледжа Брауде и поклонник творчества Нудельмана, выразил важную мысль, которую потом повторяли и другие выступающие: «Это роман неполиткорректный, автор безжалостен и по отношению к евреям, и к украинцам, и к русским».

Драматизм романа обусловлен не только честным и бескомпромиссным отношением автора к своим героям. Спусковым крючком, который превратил семейную историю в историческую драму послужил необычный факт, на который наткнулся писатель: знаменитый комдив Щорс был убит выстрелом в затылок, что случилось как раз под Коростенем.

Александр погрузился в историю кровавой борьбы между красными командирами, в отношения между собой деникинцев, в хитросплетения в петлюровском стане, превращая повествование о семейных историях в новое красное колесо.

Однако на вечере Александр признался, что подоплека возникновения романа лежит еще  дальше: к нему пришел товарищ и спросил, может ли он написать сценарий по одной семейной истории 60-х годов. Александр попытался понять, как получилось то, что у этой семьи получилось, стал размышлять об их родителях, искать еще более глубокие корни и, в итоге, добрался до 1908 года, с которого и пустился по волнам времени обратно — в нашу сторону.

На встрече с писателем выступили несколько человек, хорошо знающих и ценящих творчество Александра Нудельмана, в том числе корректор романа Люба Любарская, о которой сам автор шутя сказал, что она читает текст еще до того, как Александр его напишет.

SAS-A-NUDEL-zal-kor

Однако в двухчасовой презентации выступления и речи заняли меньше места, чем художественные представления. Поскольку в основном это были игра на музыкальных инструментах и пение, то о них рассказать труднее. Впрочем, не только меня поразило количество кармиэльцев, владеющим музыкальным искусством на уровне мировых стандартов. Илья Каган по этому поводу сказал, что художественность вечера показывает, что Кармиэль стал жемчужиной израильской культуры.

Не удержусь и добавлю: какой замечательные угощения и в каком изобилии были на столах перед входом в зал. И зрители смогли угоститься ими перед началом вечера! Это были произведения кулинарного искусства Ирины Нудельман, верной подруги писателя, ставшей подлинным соавтором его жизни.

Игорь Жордан

Фоторепортажи смотрите на нашей странице Новости Кармиэля на Фeйсбуке

Karin 1068-AAA

LENA (1)
Arta-F

Check Also

Льву Пашерстнику – 90

Вчера, во вторник в клубе Агалиль прошло чествование замечательного Льва Пашерстника. Отмечали его 90-летие. Причём, …

  • RSS